Громкое дело
В прессе переговоры узбекских и российских министров вызвали настоящий переполох. Шутка ли, Узбекистан намерен арендовать 1 млн гектаров русских земель. Для сравнения, это чуть меньше площади Кипра или Ливана. Сравнимой территорией обладает Кабардино-Балкария – один из российских регионов.

Срок аренды должен составить 49 лет, а на предложение узбеков уже откликнулись 23 российских региона. При этом на территории будут не леса, а пригодные для сельского хозяйства земли.

Предположительно, Москва сдаст южносибирские пашни, которые обрабатывались в советское время, но оказались заброшены сегодня. По оценкам Минсельхоза России, сегодня у страны существуют более 8 млн гектаров территорий, зарастающих сорняками и никому не нужных.

Узбекистан, в свою очередь, мог бы не только извлечь из ситуации личную выгоду, но и спасти землю от дальнейшего запустения.

Зачем это Узбекистану?
В среднеазиатской стране пустынный и жаркий климат с низким количеством пресной воды, необходимой для орошения. Именно сюда при СССР вели водные каналы из Аральского моря, которое сегодня практически обмелело. К тому же, из-за быстрорастущего населения собственных сельскохозяйственных угодий узбекам стало не хватать.

Пока Узбекистан хочет арендовать 35 тысяч га земли, чтобы оценить рентабельность предприятия. Дело в том, что Южная Сибирь – это степь, зона рискованного земледелия. Здесь относительно мало осадков и для получения урожая посевы нужно регулярно орошать. К слову, эти регионы и сейчас остаются малоосвоенными и занимают лишь 12% в с/х России

Впрочем, азиатские инвесторы настроены очень позитивно. Они считают, что уже имеют опыт по освоению малопригодных земель, а потому преуспеют в развитии этих территорий. Енисея, Оби, Братского водохранилища и т.д. Решительность же России не оставляет сомнений. Стране нужны деньги и союзники. А сдача в аренду неосвоенных территорий убивает сразу двух зайцев.

Нужно ли это России?
Неизвестно, планирует ли Узбекистан нанимать сотрудников для обработки земли в самой России. Эксперты выдвигают опасения, что привлекать на полевые работы предприниматели будут людей из своей родины. Это может усугубить миграционную ситуацию в РФ и повысить социальное напряжение.

Политологи также отмечают, что Узбекистан вместо планомерного освоения и развития земель может повторить ошибки экстенсивного земледелия при освоении советской целины в 1960-ых годах: после краткого увеличения урожайности уже через пару лет пашни истощились, а миллионы гектаров подверглись опустыниванию и эрозии почв.

Кроме того, вопрос не проработан юридически. Сдача земли в долгосрочную аренду на 49 лет по российским законам предполагает её дальнейшую передачу в собственность. Однако отдавать Сибирь не хотят ни местные жители, ни федеральные власти.

Наконец, Узбекистан – независимая от России политическая сила. Его населяют 34 миллиона человек, практически столько же проживает во всех остальных азиатских странах бывшего СССР! Ташкент отказывается входить в ОДКБ и Евразийский Союз, российское влияние в стране сведено к минимуму.

Поэтому сдача земель в аренду Узбекистану может стать опасным прецедентом. И если российские власти всё же собираются делать совместный проект по освоению пахотных земель, им нужно создать все условия для того, чтобы мимолётная выгода не привела в будущем к конфликту за территорию.